Битые жены, бьющие мужья. Психология супружеского насилия. - Статті - Статті - Програми центру - Центр у справах сім'ї та жінок

РАЗОМ ДО ЩАСЛИВОГО ЖИТТЯ!
Головна » Статті » Статті » Статті

Битые жены, бьющие мужья. Психология супружеского насилия.
Сразу нужно уточнить, что склонность к решению межличностных проблем с помощью применения физической силы не является исключительной прерогативой мужчин. Опросы и наблюдения показывают, что примерно одинаковое количество представителей обоих полов (около 20%) считают побои приемлемым средством убеждения по отношению к своим близким. Тем не менее в подавляющем большинстве случаев супружеского насилия реализуется схема «бьющий муж и битая жена».
Распространенность и привычность домашнего насилия поражает и удручает. По данным «Международной амнистии», 70% женщин в Украине испытывают на себе разнообразные формы насилия и издевательств со стороны мужей и партнеров, а 18% женщин подвергаются регулярным побоям.

«Питбули» и «кобры»

При всем бесконечном разнообразии индивидуальных черт характера и жизненных историй, бьющие мужья подразделяются на два основных типа, разительно отличающихся по манере поведения. Наиболее распространенный (до 80%) тип — это «питбули». Во время скандала они распаляются постепенно, становясь все более агрессивными вплоть до финального броска на жертву — типичная реакция злобной собаки. Классический «питбуль» испытывает к жене смешанные чувства: с одной стороны, он ее, мягко говоря, не очень высоко ценит, а с другой — сильно зависит от нее психологически. В результате его отношение к жене тоже смешанное: он отстранен от нее как от личности и одновременно требователен к ней как к «функции». Чтобы удовлетворить желания мужа и одновременно не вызывать его недовольство и не провоцировать вспышки ревности, жены «питбулей» вынуждены следить буквально за каждым своим словом и шагом. Часто им приходится ограничить свой круг общения, вплоть до прекращения контактов с родственниками и друзьями. Однако, как ни старайся, «питбулю» трудно, а то и невозможно угодить. В особо тяжелых случаях в ход идут попытки поставить под сомнение здравость ума жены. В сочетании с вынужденно-добровольной изоляцией такая тактика может привести к тому, что она сама начинает сомневаться в своем душевном здоровье.

Второй тип бьющих мужей — это «кобры». Им не надо разогревать себя криком и бранью — они нападают неожиданно и быстро, оставаясь при этом совершенно спокойными. Их физиологические реакции во время семейной стычки парадоксальны: ни пульс, ни давление не только не повышаются, но иногда даже понижаются — так бывает, когда люди сосредоточены на решении интеллектуальной задачи. Несмотря на относительную малочисленность (около 20%), именно «кобры» ответственны за большинство наиболее тяжких последствий домашнего насилия, нередко с применением различных предметов и даже оружия. Многим из них ставят диагноз «асоциальное личностное расстройство», характеризующееся такими симптомами, как лживость и мелкое воровство в детстве, жестокое обращение с животными, поджоги, импульсивное криминальное поведение.

Зато, не в пример «питбулям», от которых бывает очень трудно избавиться, «кобра» может относительно легко потерять интерес к жене, если убедится, что та вышла из-под его влияния и контроля, и переключиться на поиск другой жертвы. Другое дело, что жены «кобр» сами нередко склонны сильно привязываться к ним. Типичная реакция «питбуля» на уход жены — уговаривать ее вернуться, а если не получается, то долго преследовать. При этом «питбуль» склонен отрицать и преуменьшать собственные грехи, приведшие к разрыву, и нередко считает себя вправе наказывать ушедшую жену за вероломство с помощью насилия, вплоть до вынашивания и осуществления планов ее убийства.

Почему они бьют?

Очевидно, что с помощью насилия и побоев муж устанавливает свою власть над женой. Главный секрет домашнего насилия, однако, заключается в том, что его корни связаны не с силой, а с бессилием мужчины. Есть два существенных момента, отличающих психологию и образ мыслей бьющего мужа от психологии и образа мыслей нормального мужчины. Во-первых, в его жизни произошел поворотный момент, когда он сделал выбор: бить — можно. Во-вторых, он сам является жертвой патриархальных установок относительно гендерных ролей.

Проводимые психологами интервью, в которых эпизоды избиения «прокручиваются назад», как в замедленной киносъемке, показывают, что в моменты, непосредственно предшествующие агрессии, в сознании бьющего мужа происходит борьба между переживаемыми «немужскими» эмоциями, с одной стороны, и установками по поводу чувств, которые должен испытывать «настоящий мужчина», с другой. На уровне сознания бьющий муж выстраивает цепочку оправданий и перекладывает вину с больной головы на здоровую по схеме «она сама нарывалась». Подсознательно же он ощущает свою уязвимость и одновременно подразумевает, что святой долг жены — успокоить, утешить, обеспечить душевный комфорт и сделать так, чтобы он почувствовал себя сильным. Если она не справляется с этой миссией, в ход идут кулаки. Вспышками ярости и физической расправой муж фактически наказывает жену за собственную слабость и потребность в ней. Особенно опасным он становится, если чувствует (не важно, насколько обоснованно), что его могут бросить. В глубине души он уверен, что жена уйдет от него, если он не будет доминировать над ней и бдительно следить за каждым ее шагом.

Мужчина, склонный к битью, неправильно реагирует на социальные ситуации с вовлечением ревности, например, когда незнакомый мужской голос зовет жену к телефону или когда жена смеется в ответ на шутки другого мужчины. В то время как жена всего-навсего проявляет вежливость или флиртует в рамках шутливой нормы, ему кажется, что она уже готова ему изменить, и он ощущает панику отверженного. Вторая типичная ситуация, вызывающая насилие, — когда жена отказывает мужу в сексе, или когда она занята чем-то своим — учится, встречается с подругами... Ведь ему нужно не просто постоянное присутствие жены в зоне досягаемости, но и постоянная концентрация ее внимания к его персоне. Когда ее нет поблизости, или когда она, физически присутствуя, демонстрирует свое равнодушие, он ощущает рядом с собой гнетущую пустоту, требующую заполнения чем угодно и с помощью чего угодно.

Третья ситуация, провоцирующая битье, — когда жена предъявляет свои претензии (например, требует или просит не пить с друзьями) или подвергает сомнениям и насмешкам планы или действия мужа. Обычно такие мужья уверены, что имели право на избиение, потому что жена проявляла враждебные намерения. Это очень важный момент. Он говорит не только о том, что у таких мужчин есть серьезные трудности с интерпретацией социальной информации, но и о том, что по их мнению, существуют резонные причины, дающие им право на насилие.

Факторы риска

Среди множества факторов, по которым с достаточно высокой степенью вероятности можно предсказать склонность человека к насилию в семье, наиболее существенными являются четыре «если». Во-первых, если у него есть история серьезных поведенческих проблем в подростковом возрасте. Во-вторых, если он вырос в семье, где насилие было нормой. В-третьих, если его родители были слишком строгими и наказывали его с чрезмерной жесткостью и даже жестокостью. В-четвертых, если он перенес травму головы.

Есть и еще кое-какие мелкие «приметы». Например, бьющие мужья часто испытывают серьезные затруднения в учебе. Кроме того, они демонстрируют нехватку эмпатии по отношению к людям вообще и к своей партнерше в частности. Однако даже при наличии всех четырех «если» мужчина имеет шанс остаться цивилизованным, а может стать насильником и без всяких «если». Тем не менее понимание, что человек находится «в группе риска», бывает полезным прежде всего ему самому. Ведь соблазн применить насилие можно преодолеть, хотя это бывает и нелегко.

Агрессивное поведение можно объяснить и можно лечить, и это вовсе не означает попустительства или прощения и не снимает ответственности за насилие. К сожалению, не у всех мужчин, склонных к насилию, есть стремление и мотивы для коррекции своего поведения. Еще меньшее их количество поддается психотерапии.

Битые жены: мифы и реальность

Стереотип, согласно которому битая жена представляет собой пассивную, покорную и мирную жертву, часто не соответствует действительности. Жены и сами бывают повышенно агрессивными и склонными к применению физических мер в качестве аргументов. В начале ссоры они нередко ведут себя безоглядно: делают язвительные и унизительные замечания и выливают на мужа ушаты презрения. Так же, как их воинственные мужья, они быстро воспламеняются и не склонны сдавать позицию при столкновениях даже по незначительным поводам. Складывается впечатление, что супруги заводят друг друга. При этом страх возникает в женах только как непосредственная реакция на битье.

Справедливости ради следует подчеркнуть, что вспышки ярости жен практически всегда происходят в ответ на атаки мужа. Именно жены (особенно в начальный период отношений) стараются внести некую дозу нормальности в семейную жизнь — отвечают спокойно, пытаются объяснять свою позицию. Но если жена сдерживается и подавляет свои отрицательные эмоции, муж раскручивает себя на драку самостоятельно. Эмоциональное состояние битых жен представляет собой парадоксальную смесь гнева и возмущения с одной стороны, и глубокой печали — с другой. Обычно эти эмоции не сочетаются: человек может быть либо разгневан, либо печален. Такой противоречивый эмоциональный коктейль вызывает чувство бессилия и затрудняет поиски выхода из тупика. А выход искать нужно: ведь если мужья в семейных сражениях борются за свою власть, то жены — за свою жизнь.

Бьет — значит любит?

Битые жены не обязательно вышли из семей, где практиковалось насилие. Чаще они пережили в детстве другую беду — недостаток материнской любви и заботы. Когда девочка, выросшая без мамы, и мальчик, перенесший в детстве побои и унижения, вырастают и встречают друг друга, их союз оказывается очень прочным. Отношения между ними нередко строятся на обоюдной уверенности, что они впервые нашли человека, который принимает их такими, какие они есть. Они ощущают себя друг с другом «особенными», отличающимися от остального мира.

Нередко после очередного взрыва насилия в таких парах наблюдается своеобразный «медовый месяц». У супругов может даже появиться ощущение более глубокой внутренней связи — после всего ужаса, который они пережили вместе. Срабатывает так называемый «эффект заговорщиков» — ведь они знают друг друга лучше всех в мире. Уродливая правда жизни такова, что, несмотря на побои и унижения, во взаимоотношениях между битыми женами и бьющими мужьями часто присутствует страстная или романтическая любовь, или, точнее, сильная привязанность и взаимная психологическая зависимость. Возможность признать этот факт без боязни быть пристыженной и осужденной помогает женщине начать решать проблему — правда всегда освобождает.

Нередко, когда разговор заходит о жертвах домашнего насилия, возникает вопрос: «почему они не уходят?» На самом деле битые жены довольно часто уходят от своих бьющих мужей. Беда в том, что, как правило, они потом возвращаются по разным причинам. Самые распространенные из них связаны с материальными обстоятельствами: нет денег, нет работы, которая могла бы прокормить, негде жить... Но даже если все это худо-бедно есть, нередко они дают себя уговорить вернуться, веря и не веря, что «больше так не будет». Многих мужья возвращают с помощью того же насилия или угроз. Немало битых жен уходят от мужей-обидчиков по нескольку раз.

Главное же — это то, что битые жены находятся в ловушке зависимости. Чтобы уйти, им нужна разносторонняя система поддержки — как материальной, так и психологической. Так что вопрос заключается не в том, почему они не уходят, а в том, почему общество попустительствует домашнему насилию.

Просто факты

— Наиболее частой причиной травм среди женщин является избиение мужьями и партнерами.

— Насилие в семье распространено во всех слоях общества. Безопасность не может гарантировать ни образование, ни уровень доходов, ни профессия, ни язык общения, ни этническое происхождение, ни вероисповедание.

— Риск погибнуть от руки незнакомца для женщины в среднем почти на порядок ниже, чем в собственной семье.

— В Украине от рук мужей ежегодно погибает более 10 тысяч женщин.

— Начало регулярных побоев часто бывает связано с беременностью жены. Если муж бил жену и раньше, то беременность вызывает интенсификацию и ужесточение избиений.

— По сравнению с любым другим пережитым преступлением против личности физическое насилие производит на жертву наиболее глубокий и долговременный эффект.

— Если мужчина бьет детей, то общественное мнение (включая и самих выросших детей) чаще склонно обвинять не его, а женщину — за то, что та не может защитить их от отца-драчуна.

— Среди малолетних убийц большинство были осуждены за расправу над мужчинами, издевавшимися над их матерями.

— Со временем уровень домашнего насилия может снизиться сам собой, но оно никогда полностью не исчезает само по себе — разве что с полной потерей мужем физической силы.

— Не все семейные ссоры переходят в фазу насилия, зато насилие всегда сопровождается словесным унижением.

Источник – газета «Зеркало недели»
http://www.zn.kiev.ua/3000/3855/53069/
Категорія: Статті | Додав: desncenter (17.02.2012)
Переглядів: 495 | Теги: насильство в сім'ї
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]